суббота, 5 марта 2016 г.

Карго-культ наоборот

Одно из преимуществ работы преподавателя - и это все знают - "пока объясняешь, сам поймёшь". Вот и на недавнем семинаре по социальным медиа удалось, наконец, сформулировать понятие "обратного карго-культа".

Привычная, классическая концепция карго-культа специалистам известна хорошо: это обожествление, наделение сверхъестественными свойствами чужой, более сложной и развитой технологии. И здесь напрашивается Третий закон Кларка: "Любая достаточно развитая технология неотличима от магии". Значение концепции карго-культа для социальных наук в полной мере можно оценить на примерах из жизни современных, развитых обществ. Так, Ричард Фейнман в 1974 году дал определение "карго-науке", проявлением которой, скажем, в российском контексте можно назвать пресловутый "список ВАК" и связанный с ним некритический дискурс.

Метафора карго-культа столь эмоционально и содержательно насыщенна, столь привлекательна, что периодически используется, в том числе, в перевёрнутом виде - когда хотят объяснить нелогичное поведение развитого, современного белого человека в отношении технологий. Чаще всего "обратным карго-культом" называют боязнь, отторжение, абсурдное высказывание того или иного чиновника, публичного персонажа, например, по поводу этого вашего Интернета.

Основаны такие высказывания и действия, как правило, на непонимании того, как данная технология работает в реальности, каковы её предназначение и пределы, что она может и чего не может.

На самом же деле в подобных ситуациях ничего "обратного" нет - всё это суть проявления классического, островного, первобытного карго-культа в чистом виде. В отторжении и неприятии того, чего мы не понимаем, нет ни капли рационального - это естественное, т.е. природное, биологическое, читай, примитивное, изначальное стремление избавиться, отгородиться, защититься от чёртовой штуки, от которой всего можно ожидать. Это объяснимый страх перед неизвестной магией, которая - кто знает - может оказаться круче твоей магии. Обожает человек технологию или страшится её - это лишь разные проявления одного и того же некритического восприятия действительности.


пятница, 4 марта 2016 г.

Семейный портрет с незнакомцами

UPD: крайне занимательная статья в Ленте.ру от 10 апреля 2016: "Я для них враг и колонизатор". Что знают и что думают в России о мигрантах из Средней Азии.

Широкая дискуссия по поводу недавнего преступления, совершённого в Москве "няней-убийцей", продемонстрировала не только сложность, неоднозначность взаимоотношений между властью, СМИ и зрителями, не только наличие в обществе первобытных страхов, но и оправдываемое, очевидное нежелание - в том числе, и разумных, просвещённых людей - со всем этим разбираться.

В основе решения "не показывать" и любых аргументов в пользу цензуры и самоцензуры лежат два устойчивых образа реальности.

Первый - традиционный, привычный - это образ "русского бунта, бессмысленного и беспощадного", образ, в целом, справедливого, но наивного народа-богоносца, впечатывающего свой натруженный кулак в раскосую, смуглокожую и непроницаемую физиономию пришельца.

Второй - довольно свежий, футуристический, но уже укоренившийся - образ домашнего робота-андроида, неприхотливой, выносливой машины, вдруг сходящей с ума и оборачивающейся Терминатором. Это образ врага в твоём доме, того, кому ты бездумно доверяешь самое ценное - свою семью, детей, не зная о нём в действительности ничего.

Кадр из фильма "Восхождение Юпитер" (Jupiter Ascending), 2015
Это образ гастарептилоида, мигранто-ящера, скрывающего до поры-до времени свою инопланетную чешую под оранжевым жилетом и клеёнчатым фартуком, прячущего хвост то в дворницкой, то в каморке консьержки, - который по сигналу из глубин космоса вырывается на свободу из человеческого тела и обнаруживает свою подлинную, невыносимую и   бывшую  там  всегда   сущность.

Когда сторонники самоцензуры и "разумных ограничений" говорят об опасности "волнений на национальной почве" или "волны подражаний", они имеют в виду, что однажды сюжет о нынешней или другой подобной трагедии, показанный по федеральному телеканалу, загудит тем самым "вставайте-люди-русские" набатом, который призовёт, наконец, измученную и заждавшуюся Россию к топору. Или напротив - неслышным, отданным на несуществующем языке приказом, который отправит ещё мгновение назад мирных домашних андроидов и бессловесных дворников нас убивать.

Пока из этой истории можно сделать три вывода.

суббота, 19 декабря 2015 г.

Пиар по-прежнему не маркетинг. Он гораздо хуже

Год назад я уже писал на эту тему ("Связи с общественностью - это не маркетинг". 03.12.2014), приводя в качестве аргументов различия в критериях оценки эффективности, целях и методах двух сфер деятельности - маркетинга и пиара.

"Поверь в себя!". Реклама Philip Morris, 1951
Но моя лодка так мала, а океан столь велик, что куда бы я ни причалил, кого бы ни встретил на своём пути, мне снова и снова приходится отвечать на один и тот же вопрос - "А разве пиар не является частью маркетинга?" - спасибо учебникам по маркетингу и рекламе, завоевавшим за последние двадцать лет умы и души наших впечатлительных соотечественников.

Вместе с тем, одни и те же вопросы, хоть порой и удручают, заставляют формулировать заново свои тезисы, подбирать новые доводы и примеры - и так, пока объясняешь, глядишь, и сам поймёшь то, чего до сих пор не понимал. А если хотя бы один из собеседников сумел открыть для себя что-то новое - это ведь уже неплохо, верно?

Вот и недавний семинар со спортивными функционерами подарил новые ответы на старый вопрос: настойчивая барышня никак не могла ужиться с мыслью, что связи с общественностью - это вообще не сфера влияния маркетинга, они являются самостоятельным видом деятельности, осуществляемым параллельно, в диалоге с маркетингом, но не в его рамках.

четверг, 24 сентября 2015 г.

Дневники молчания

Выступление записано в Москве, в рамках вечера TEDxPokrovkaSt 22 августа 2015 г. Представлены предварительные результаты эксперимента. Окончательные итоги будут чуть позже. Продолжительность видео 17 минут. Сайт эксперимента Silence.tilda.ws.

пятница, 22 мая 2015 г.

О длинных и коротких жанрах

Убеждение, что короткие и быстрые тексты эволюционно пришли на смену длинным и долгим – ошибочно. Твиттер – уникальный сервис, который не создал ни ниши, ни стандарта: он не вытеснил, а дополнил остальные формы коммуникации, став для них самой популярной в мире системой анонсирования. Длина сообщения зависит не от времени, в которое мы живём, а от цели высказывания – ведь и в XIX веке существовали как эпиграммы из нескольких строк, так и романы с продолжением. 

В эпоху фрагментации информации, на фоне обрывков и бесконечных монтажных склеек длинные истории по-прежнему находят свою нишу. Победа клипа над смыслом – это всего лишь популярная в силу своей простоты концепция, которая, впрочем, не подтверждается практикой.

Клип – это очередная игра с реальностью. Причиной этой игры является возможность. Не особая потребность аудитории, и тем более не абстрактное «веление времени», а техническая и интеллектуальная возможность вместить в короткий фрагмент, в сжатую форму – максимум содержания. Артефактом клиповой культуры является, например, структура новости – закон, которому подчиняются все масс-медиа: заголовок, лид, «Кто? Что? Когда? Где? Чем? Как? Зачем?» и бэкграунд нужны исключительно для того, чтобы наименьшим числом слов выразить наибольший смысл.

понедельник, 27 апреля 2015 г.

Убить имидж

На известной картине бельгийского сюрреалиста Рене Магритта (René Magritte) 1928 г. курительная трубка и надпись на французском, – «Ceci n’est pas une pipe», – заставляющая признать очевидное: это не трубка, а лишь изображение трубки, тонкий слой краски, игра света и тени и ничего более. То, что выдаёт себя за трубку, на самом деле ею не является, то, что прикидывается настоящим – в действительности лишь обман, иллюзия, подделка под реальность. Очаг оказывается нарисованным на старом холсте, и Буратино легко протыкает его своим носом.

Rene Magritte. La trahison des images, 1928–29.
Фиксация на имидже – родовое проклятье PR. Концентрируясь на привлекательности образа, PR подменяет настоящую проблему симулякром, фикцией, пустым местом. Ресурсы организации тратятся не на исправление недостатков, а на их сокрытие, не на повышение качества работы, а на уход от ответственности.

Увлечение имиджем и пренебрежение реальными трудностями приводят к двойным стандартам, лицемерию, обманутым ожиданиям, разочарованию и отторжению как внешней, так и внутренней аудиториями. Создавая имидж и не решая накопившиеся проблемы организации, мы предлагаем людям верить не собственным ощущениям и опыту, а тому, что мы для них придумали и слепили, доверять не тому, что они видят, а тому, что мы им показываем.

понедельник, 23 марта 2015 г.

Кто будет следующим президентом России

Обновление, сентябрь 2015 г.: полгода назад, в марте 2015 г., я написал эту заметку в полной уверенности в точности своего прогноза. Сейчас же для меня очевидно, что нет, не Лавров будет следующим российским президентом. Прежние доводы звучат всё так же разумно: Лавров умеет разговаривать и договариваться, его кандидатура может устроить различные политические круги - он и патриот, и западник, интеллигент и любит порядок, по возрасту консерватор, но не по годам энергичен и моложав, однако два фактора повлияют на то, что его не будет даже в числе кандидатов на выборах. 

Во-первых, для Запада Лавров вовсе не "голубь", не европеец, не миротворец. Да, он самый известный - после Путина - российский политик в мире, но известный именно как часть путинских стратегий, как проводник и переговорщик Крыма, Донбаса, интересов России на территории бывшего Советского Союза и на Ближнем Востоке. Лавров не воспринимается в мире ни отдельно от Путина, ни как носитель "особого мнения". Он не "Россия с человеческим лицом". Президент Лавров для Запада - продолжение прежнего курса на конфронтацию и "особый путь". Но даже это совершенно не важно в сравнении с тем обстоятельством, что сам Лавров не имеет никаких президентских амбиций.

Возможно, президентская доля просто не для таких интеллектуалов от политики как Лавров и Примаков (ещё один министр иностранных дел, которого многие хотели видеть во главе государства). Возможно, их годами взращиваемая лояльность руководству заменила им самостоятельность и собственное мнение, стала их натурой. Как бы там ни было, Лавров отличный управленец и исполнитель - блестящий дворянин, преданный своему сюзерену. Но этого не достаточно, чтобы быть президентом. Хотя, вполне вероятно, мы ещё пожалеем, что президентом станет не он...

Март 2015 г.: Когда Кремль начнёт задумываться о преемнике - в современной российской политической культуре это слово имеет, как известно, особый смысл - выбор с большой вероятностью падёт на недавнего юбиляра и кавалера, министра иностранных дел Лаврова.

Лавров с журналистами, переговоры с Джоном Керри о Сирии.
Женева, сентябрь 2013. AFP / NYTimes
Лавров сегодня представляется кандидатом до такой степени идеальным, всех устраивающим, всем удобным, что кажется, лишь его собственное категорическое нежелание может стать причиной того, что у будущего президента России будет иное, нежели "Сергей Викторович", имя.

Т.н. "широкие массы" знают Лаврова как непосредственного участника "подъёма России с колен". Главный по этому делу, естественно, Путин, но дальше - ни Медведев, ни министерство обороны (многие ли сейчас уверенно назовут фамилию нынешнего министра обороны? Скандал вокруг Сердюкова и заслуги Шойгу на прежнем посту навсегда, похоже, закрепили последнего в роли главного не воителя, а спасителя Отечества), ни экономический блок не сделали в помощь президенту ничего - а Лавров сделал.